soboleva_t: (Default)
[personal profile] soboleva_t

Обещала кое-кому из френдов выложить свою старую статью о том, как в России появился картофель. Выкладываю.

До сих пор распространено заблуждение, что картофель появился в России благодаря Петру I. Это неверно. Но зато верно, что картошка прошла долгий и трудный путь, прежде чем получить всенародное признание и титул «второго хлеба».

 

 

«Небось картошку все мы уважаем…»

Это сейчас. А еще полтораста лет назад наши предки называли картошку «чертовым яблоком», «адским фруктом», сочиняли про нее всякие небылицы... И все же царь-реформатор никакого отношения к «насаждению» картофеля не имел, и тому есть весомые доказательства.

Так, в воспоминаниях замечательного российского писателя и ученого А.Т. Болотова о Прусском походе нашей армии летом 1757 года читаем: «Мы тут впервые увидели и узнали картофель, о котором огородном продукте мы до того и понятия не имели. Во всех ближних к нашему лагерю деревнях насеяны и насажены были его превеликие огороды, солдаты наши скоро о нем пронюхали, и в один миг очутился он во всех котлах варимый. Со всем тем, по необыкновенности сей пищи не прошло без того, чтоб не сделаться он нее в армии болезней и наиболее жестоких поносов» [1].

Позеленевшие клубни картофеля действительно отличаются повышенным содержанием ядовитого вещества — соланина. Употребление в пищу даже одного такого клубня вместе с кожурой может привести к серьезному отравлению.

Получается, что Петра I уже более 30 лет не было в живых, а о его «картофельном нововведении» даже слыхом не слыхивали! Откуда же пошла легенда о якобы привезенных им из Голландии клубнях? Вполне возможно, от Екатерины II. Именно она предприняла первые попытки распространить эту культуру по российским губерниям. И, по-видимому, воспользовалась авторитетом Петра Великого, чтобы представить картофель в наиболее выгодном свете. Но и эта уловка не помогла: народ упорно не желал допускать на свой стол иноземный продукт. Справедливости ради нужно сказать, что насильственных действий по отношению к крестьянам за такое неповиновение не применялось.

«А как же знаменитые картофельные бунты?» — спросите вы. О них и пойдет речь в следующей главе.

 

Насильно мил не будешь…

Андрей Тимофеевич Болотов, впечатленный успехами прусских земледельцев, первым в России приступил к выращиванию картофеля на огороде (а не в оранжереях). Выйдя в отставку, он начал выпускать журнал «Экономический магазин», на страницах которого поместил ряд материалов о картофеле с описанием его полезных свойств и способов употребления.

Труды ученого были не напрасны: в 1841 году император Николай I издал указ «О мерах к распространению разведения картофеля». По всей России разослали бесплатные наставления по правильной посадке и выращиванию этой культуры.

Но не тут-то было… По несчастному совпадению, это распоряжение дошло до отдаленных губерний Российской империи вслед за другим указом — о передаче государственных крестьян в ведение Министерства госимущества. А надо сказать, что положение государственных крестьян в ту пору было намного выгоднее положения «барских» крепостных. И, не разобравшись в мудреных словах указа, крестьяне решили, что теперь их продали какому-то «барину-министру», а значит, и разведение ненавистного картофеля навязано «новым хозяином».

Сёла забурлили повсеместно. Но настоящий «картофельный бунт» разразился в 1843 году в Шадринском уезде Пермской губернии и охватил 7 волостей [2]. Это были черные дни для старост, писарей и священников: их били дрекольем, «употребляли всякия истязания», обыскивали и разоряли их дома. Искали так называемый «Указ с золотыми строками», где якобы говорилось, что прежний указ сочинили «…вожаки и писаря. Царь-де заупрямился, не согласился отдавать крестьян Министру, и написал о том сибирскому народу грамоту. Но перехватили эту грамоту писаря да попы и прячут, не показывают ее народу» [3].

В мае 1843 года Николай I приказал сибирскому генерал-губернатору Горчакову усмирить бунт. В мятежные уезды вошли войска. Зачинщики были схвачены и жестоко наказаны (их семь раз прогнали через строй на глазах у остальных недовольных).


В 1844 году крестьянке П. Марковских в суде было предъявлено отдельное обвинение: «за распространение ложных слухов о появлении из картофеля мелких животных гадин» [3].

После этого жизнь пошла своим чередом. Неохотно и не сразу, но крестьяне в конце концов «распробовали» картофель. И «всего-то» через пару десятилетий он произвел настоящий переворот в русской кухне! Кроме того, в том же Шадринском уезде уже в 1850-х годах появились два завода, где перерабатывали в год до 50 тысяч пудов картофеля, из которого производили отличный крахмал и патоку для изготовления конфет и пряников.

Кстати, о пряниках…

 

Не кнутом, а пряником

В Европе разведение картофеля тоже шло не совсем гладко. Да, к началу XVIII века полезные и питательные свойства картошки были достаточно известны. Однако крестьяне по-прежнему отказывались сажать «эту ядовитую индейскую ягоду», завезенную испанцами из Америки. И тогда правительства шли на откровенный подкуп.

Например, прусский король Фридрих Вильгельм I еще в начале века объявил разведение картофеля национальной обязанностью немцев, причем семенные клубни раздавались крестьянам бесплатно. О результатах такого нововведения мы уже знаем из воспоминаний Болотова — они были превосходны.

Английским крестьянам, которые выращивали картофель, обещали выдавать золотые медали. И уже в 1765 году наша Медицинская коллегия доложила Сенату, что лучший способ предотвращения голода «состоит в тех земляных яблоках, кои в Англии называются потетес».

Во Франции все происходило сложнее. В 1769 году страна переживала сильный голод из-за неурожая хлеба. Тому, кто найдет достойную замену этому бесценному продукту, была обещана большая награда. Обладателем ее стал… парижский аптекарь Антуан Огюст Пармантье.

Будучи в Париже человеком довольно известным, он был вхож к королю Людовику XVI, которого сумел склонить на свою сторону. Пармантье выпросил у него участок неурожайной земли под Парижем, где и посадил драгоценные клубни. Когда картофель созрел, фармацевт приказал охране оцепить поле и близко никого не подпускать. Однако на ночь сторожа удалялись, позволяя крестьянам «украсть» клубни. Расчет его оказался верен: уже через год картофель стал быстро распространяться по стране.

Датой окончательного признания картофеля во Франции можно считать 1795 год, когда в последние месяцы первой Парижской коммуны картофель активно выращивался в осажденном Париже даже в саду Тюильри [4].

 В ту пору Пармантье восторженно писал: «Среди бесчисленного множества растений, которые покрывают поверхность суши, нет, возможно, ни одного, которое с большим правом заслуживало бы внимания добрых граждан, чем картофель».

Пожалуй, сегодня под этими словами охотно подпишется каждый из нас.

 

Литература:

1. А.Т. Болотов. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков, Письмо 43-е. Т. 1: 1738–1759 // М.: ТЕРРА, 1993.

2. Г.М. Плеханов Страницы былого (Каргапольский край 1770–1923 годы)// Шадринск: Издательство ПО «Исеть», 2003.

3. А.Н. Зырянов Крестьянское движение в Шадринском уезде Пермской губернии в 1843 г.// Календарь Пермской губернии на 1885 год. Пермь, 1884. -С.60-151.

4. Meehan, Thomas. "Antoine-Augustin Parmentier." The Catholic Encyclopedia. Vol. 11. New York: Robert Appleton Company, 1911.

 

Profile

soboleva_t: (Default)
soboleva_t

September 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 21st, 2017 12:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios